Астма. Причины, триггеры и факторы риска

Солопов В.Н. Астма. Истинная причина болезни

ЧАСТЬ II. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ АЛЛЕРГИЯ ПРИЧИНОЙ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ?

Глава 1. Астма — следствие одной причины или многих факторов риска?

С древнейших времен медицина, изучая болезнь, всегда пыталась установить вызывающую ее причину. В докладе GINA 2002 вообще не фигурирует понятие «причина болезни» — вместо этого употребляются термины «фактор», «воздействие», «основа», «триггеры». И это вполне понятно: ВЕДЬ ИСТИННАЯ ПРИЧИНА БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ ДО НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ НЕ УСТАНОВЛЕНА. Тем не менее, проанализируем тот материал, который излагает «Глобальная стратегия…». Очень часто вместо понятия причины GINA 2002 использует тот самый «обтекаемый» термин — фактор. Конечно, подмена понятия «причина» такими терминами, как «факторы», «триггеры» и пр., не корректна с точки зрения причинно-следственных отношений, но по-видимому, для составителей доклада это оказалось неизбежным злом, поскольку истинная причина астмы никому до настоящего времени не была известна. Что же перечисляется в анализируемом докладе в качестве «потенциального фактора развития» болезни? Посмотрим на представленный в докладе список. Стиль и текст списка (табл. 3) приводятся в полном соответствии с докладом (с. 35).

Таблица 3. Таблица 3-1 из доклада GINA 2002

Потенциальные факторы риска для БАВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ
· Генетическая предрасположенность
· Атопия
· Гиперреактивность дыхательных путей
· Пол
· Расовая/этническая принадлежность

ВНЕШНИЕ ФАКТОРЫ
Факторы, способствующие развитию БА у предрасположенных к этому людей
Домашние аллергены
· Домашняя пыль
· Аллергены животных
· Аллергены тараканов
· Грибы
Внешние аллергены
· Пыльца
· Грибы
Профессиональные (сенсибилизаторы)
Курение
· Пассивное курение
· Активное курение
Воздушные полютанты
· Внешние поллютанты
· Поллютанты помещений
· Респираторные инфекции
· Гигиеническая гипотеза
Паразитарные инфекции
Социально-экономический статус
Число членов семьи
Диета и лекарства
Ожирение

Факторы, которые провоцируют обострения БА и/или являются причиной сохранения симптомов
Домашние и внешние аллергены (см. выше)
Поллютанты помещений и внешние воздушные поллютанты
Респираторные инфекции
Физическая нагрузка и гипервентиляция
Изменение погодных условий
Двуокись серы
Пища, пищевые добавки, лекарства
Чрезмерные эмоциональные нагрузки
Курение (активное и пассивное)
Ирританты, такие как домашние аэрозоли, запахи краски

Как видно из таблицы, факторы риска астмы, приведенные в докладе, подразделяются на внутренние и внешние. Кроме того, перечисляются факторы, провоцирующие обострения болезни или сохранения ее симптомов. Вообще говоря, первое впечатление от знакомства с данными этой таблицы наводит на мысль: все, что окружает человека, может привести к астме. Одно это озадачит любого читателя! Но это сразу же и приводит к сомнению относительно практической ценности самого доклада.
Разберемся вначале с внутренними факторами. Из всех перечисленных внутренних факторов роль атопии и гиперреактивности, как уже выяснилось, до настоящего времени не вполне ясна. Процитируем еще раз заключительные положения по этим вопросам: 1) «…большинство исследований не выявляют полного соответствия между увеличением атопии и увеличением числа больных БА» (с. 36) и 2) «Гиперреактивность дыхательных путей…, протекающая без симптомов, является фактором риска для БА… Однако до сих пор не выяснено, развивается ли гиперреактивность дыхательных путей до развития симптомов БА, одновременно с ними или после развития симптомов БА» (с. 38). Далее, не обсуждая, ввиду явной несерьезности, положение о роли пола и расы как «фактора астмы» (болеют ведь и мужчины, и женщины, равно как белые, черные и азиаты!), перейдем к анализу данных о генетической предрасположенности.
Как же проводится генетический анализ при астме? GINA 2002 излагает следующее: «Из-за того, что БА является сложной клинической проблемой, генетическая основа заболевания часто изучается через промежуточные фенотипы, поддающиеся объективной оценке, например выявление атопии или гиперреактивности дыхательных путей, ХОТЯ ЭТИ СОСТОЯНИЯ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ СТРОГО СПЕЦИФИЧНЫМИ ДЛЯ БА (выделено мною. — авт.)» (с. 36). Что это означает? Только то, что в данном случае (при исследовании астмы) проводимые генетические изыскания не базируются на абсолютно характерных, однозначно определяемых признаках! Интересно, что бы сказал по этому поводу Г. Мендель — основоположник генетики? Отсюда в докладе закономерно появляется единственно возможный в данном случае вывод: «Несмотря на интенсивные усилия и возможности молекулярной биологии и генетики, конкретные гены, вовлеченные в наследственность атопии или БА, не идентифицированы… Результаты некоторых исследований предоставили подтверждение того, что в патогенез БА МОГУТ БЫТЬ ВКЛЮЧЕНЫ МНОГИЕ ГЕНЫ (выделено мною. — авт.), а также идентифицированы хромосомные зоны, ВЕРОЯТНО (выделено мною. — авт.), укрывающие гены, определяющие предрасположенность к БА…» (с. 36). Ну а далее в таблице 3-2 на с. 37 приведен перечень «генов-кандидатов» (!?) при «наследственной передаче БА, аллергического ринита, атопического дерматита и атопии».
Наверное, не лишним будет напомнить читателям, составителям и переводчикам доклада, следующее: при наследственной передаче болезни или синдрома, они проявляются с самого рождения и не требуют никаких триггеров или предрасполагающих факторов!
Единственное, в чем правы составители доклада: в популяционных исследованиях близнецов (равно как и у кровных родственников) астма встречается чаще. Но это описано еще в прошлом веке, в частности, в известной монографии Б. Когана «Бронхиальная астма» (М.: Медицина, 1959). Поэтому, подобные наблюдения — скорее повод для доказательных и обоснованных исследований, а не гипотетических выводов.
Внешние факторы, в первую очередь, представлены аллергенами различного происхождения и профессиональными вредностями (см. табл. 3). Вместо анализа возможной роли этих факторов, «способствующих развитию БА у предрасположенных к этому людей», напомним приведенный выше заключительный вывод составителей доклада, касающийся этого положения: «…основным нерешенным вопросом является установление того, является ли воздействие аллергенов и профессиональных сенсибилизаторов действительным первопричинным фактором возникновения БА…». Дальнейшие комментарии, по-видимому, излишни.
К остальным внешним факторам, по мнению составителей доклада, имеющим непосредственное отношение к астме, относятся: активное и пассивное курение, воздушные и внешние поллютанты (загрязнители окружающей среды и воздуха. — авт.), респираторные инфекции, гигиенические условия, паразитарные инфекции (!?), социально-экономические условия, состав семьи, диета и лекарства, ожирение. Не только аллергологу, пульмонологу и врачу общего профиля, но даже просто здравомыслящему человеку без медицинского образования ясно, что все, перечисленное выше, может иметь отношение как к здоровью вообще, так и к любым заболеваниям (а не только к легочным!). И все это притянуто к так называемым «факторам риска» весьма ненатурально, а, образно говоря, — «за уши». Поэтому на основании того, что представлено в докладе GINA 2002 выделить, хотя бы предположительно, какую-либо однозначно определенную причину или хотя бы «фактор риска» для бронхиальной астмы НЕВОЗМОЖНО!
Таким образом, анализ приведенных в докладе GINA 2002 данных, позволяет сделать следующие выводы:
1. В настоящее время бронхиальная астма является широко распространенным тяжелым хроническим заболеванием легких.
2. По приведенным в докладе GINA 2002 данным невозможно идентифицировать однозначно вызывающую причину астмы или главный фактор риска ее развития.
3. В то же время установлено, что в основе этой болезни лежит воспалительный процесс, имеющий эозинофильный характер и нередко сопровождаемый атопией.
Поэтому представляется логичным выяснить причину развития воспаления при этом заболевании.
Обратимся к обсуждению этой проблемы. Но увы, несмотря на недоказанность роли атопии, о которой говорилось в предыдущих главах, GINA 2002 вновь возвращается к вопросу о ней: «В большинстве случаев, особенно у детей и молодых людей, развитие БА связано с lgE-опосредованными (атопическими) механизмами. На уровне популяции участие атопических механизмов доказано у 40% больных БА — как детей, так и взрослых» (с. 55). В порядке возражения сразу хочется поправить составителей: 40% популяции — это ведь не большинство, а меньшинство! Это во-первых, а во-вторых, не далее как на с. 36 излагается буквально следующее: «…большинство исследований не выявляют полного соответствия между увеличением атопии и увеличением числа больных БА», а также далее: «…основным нерешенным вопросом является установление того, является ли воздействие аллергенов и профессиональных сенсибилизаторов действительным первопричинным фактором возникновения БА, или экспозиция аллергенов должна быть отнесена к триггерным воздействиям, обостряющим течение БА…». Никак не могут авторы доклада отделить атопию от воспаления. И вновь, рассматривая механизмы воспаления, они начинают рассмотрение этого вопроса с воздействия антигена на иммунную систему (рис. 4-1 на с. 54). Это, конечно, немудрено: поскольку астма и атопия довольно часто сочетаются. Но, по-видимому, все дело в том, что авторы доклада, коих насчитывается превеликое множество, во-первых, свой материал между собой явно плохо согласовали, а во-вторых, просто не учли того факта, что механизмы воспаления и атопии являют собой по сути сходные, но разнонаправленные процессы, протекающие в иммунной системе человека.
Именно поэтому, в докладе отмечается, что при эндогенной (неатопической) астме, с низким уровнем общего IgE, отсутствием специфических антител и отрицательными кожными тестами на аллергию в бронхиальном дереве наблюдаются сходные патофизиологические процессы: «Несмотря на то, что эндогенная БА имеет разный с атопией клинический профиль, четкие иммунопатологические различия до настоящего времени не выявлены.» И далее: «В биоптатах бронхов больных с эндогенной формой БА выявляют такой же профиль вырабатываемых …клеток воспаления, как и при атопической БА» (с. 56).
Не утомляя читателя подробностями изложения патофизиологических механизмов воспаления на клеточном и молекулярном уровне, отметим только то, что доклад GINA 2002 определяет его, в конечном итоге, как эозинофильное.
Но при этом отмечается вклад и нейтрофильных механизмов воспаления, особенно в самых тяжелых случаях астмы: «Однако, исследования у пациентов с более тяжелыми формами БА как в острой, так и в хронической форме выявляют, что кроме эозинофилов и лимфоцитов появляются также и нейтрофилы, которые могут играть дополнительную роль при более тяжелых формах болезни. Эти данные подтверждают более ранние исследования, которые говорят о преобладании нейтрофилов в легких пациентов, внезапно умерших от БА» (с. 16). И далее: «Количество нейтрофилов в дыхательных путях больных с хроническими и тяжелыми формами БА возрастает во время обострений респираторной вирусной инфекции или после воздействия аэрополлютантов, но их роль в патофизиологических изменениях при тяжелой форме БА требует уточнения» (с. 58).
В этой связи целесообразно было бы проанализировать механизмы развития воспаления в иммунологическом контексте и определить фактор, приводящий к преобладанию эозинофильного воспаления в бронхиальном дереве. Этот фактор, по-видимому, и можно будет считать, в конечном итоге, истинной причиной бронхиальной астмы, как связанной с атопией, так и без нее. Но сначала — до решения подобного вопроса — следует определиться: какой представляется, на первый взгляд, причина бронхиальной астмы — внутренней или внешней?