Астма — новые методы лечения

Солопов В.Н. Астма. Как вернуть здоровье

Глава 5. Разработка противоастматических технологий: основные принципы

Эта глава, пожалуй, самая трудная: в ней мне предстоит однозначно сформулировать принципиальные положения, на которых должна базироваться технология восстановительного лечения больных астмой. В общем некоторые вопросы я изложил, рассказывая о нашем собственном подходе к лечению астмы. В этой главе я постарался подчеркнуть ключевые моменты в сравнении с существующими положениями, изложенными в уже упоминавшемся докладе «Глобальная стратегия…». Я не буду излагать вопросы диагностики астмы, ибо в настоящее время признается, что, если у какого-либо субъекта наблюдается хотя бы один из легочных симптомов: кашель, хрипы и свисты в грудной клетке, затруднения дыхания или даже просто длительная «простуда» — более 10 дней, следует думать об астме, «пока не доказано обратное» (с. 629 ).
Но если в вопросе постановки диагноза специалисты начинают «прозревать», то в оценке тяжести болезни еще достаточно много проблем. Подавляющее большинство критериев степени тяжести носит субъективный и довольно путаный характер. Чтобы не быть голословным, напомню еще раз некоторые положения этого доклада. Например, для так называемой «тяжелой персистирующей астмы» характерны «постоянные симптомы», а для «средней тяжести персистирующей астмы» — «ежедневные симптомы», ну а в чем разница врач должен догадаться сам. Есть в этом докладе и некоторые нелепости (с. 634): оказывается, при астме могут иметь место и «короткие обострения заболевания (от нескольких часов…)» (!?). И это при том, что астма признается «хроническим воспалительным заболеванием» (с. 626). По-видимому, составители данного доклада не совсем ясно себе представляют, что даже острый воспалительный процесс не может разрешиться за несколько часов (не говоря, тем более, о хроническом воспалении), ведь даже обычная царапина заживает несколько дней. Я не ставлю целью обидеть составителей данного «руководства к действию», но им придется, видимо, еще много потрудиться, чтобы ОДНОЗНАЧНО ОПРЕДЕЛИТЬ ОБЪЕКТИВНЫЕ КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ ТЯЖЕСТИ БОЛЕЗНИ И ЕЕ ОСЛОЖНЕНИЙ. Попытки к этому есть — рекомендуется в ряде случаев ориентироваться на результаты спирометрии, в частности на величину ОФВ1. Но, как я уже говорил, абсолютные количественные значения спирометрических показателей не всегда отражают тяжесть бронхиальной обструкции: при ОФВ1, меньшем 60% от нормы (в докладе — это критерий тяжелой астмы), нарушения бронхиальной проходимости в одном случае могут быть полностью обратимы ингаляцией бронхорасширяющего аэрозоля, а в другом — нет. Ну а в чем заключается различие, станет понятно тому, кто по предложенной мной формуле рассчитает обратимость бронхиальной обструкции (ОБО).
Есть в этом документе, мягко говоря, и противоречивые положения: с одной стороны, декларируется, что «профилактические препараты при их ежедневном применении безопасны в течение длительного времени…» (с. 633). С другой стороны, в списке профилактических препаратов для длительного применения (с. 635) перечисляются далеко не безопасные последствия их использования. Еще раз напомню о них. Ингаляционные кортикостероиды: «…при превышении дозы в 1 мг (а такие дозы могут использоваться по рекомендациям в том же докладе — авт.) могут наблюдаться ИСТОНЧЕНИЕ КОЖИ, СКЛОННОСТЬ К ОБРАЗОВАНИЮ СИНЯКОВ И УГНЕТЕНИЕ ФУНКЦИИ НАДПОЧЕЧНИКОВ. А кортикостероиды в виде таблеток и сиропов при длительном назначении могут приводить К ОСТЕОПОРОЗУ, АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИИ, ДИАБЕТУ, КАТАРАКТЕ, СУПРЕССИИ ГИПОТАЛАМО-ГИПОФИЗАРНО-НАДПОЧЕЧНИКОВОЙ СИСТЕМЫ, ОЖИРЕНИЮ, ИСТОНЧЕНИЮ КОЖИ И МЫШЕЧНОЙ СЛАБОСТИ». «Ничего себе профилактическое лечение!» — может воскликнуть любой больной, если практический врач предупредит его о подобных последствиях, используя это «руководство к действию».
Я не собираюсь далее анализировать этот доклад или устраивать дискуссию по тривиальным соображениям: доклад есть, а эффективных и безопасных программ лечения нет. Но в любом случае появление подобного документа — явление положительное: ведь наконец большинство специалистов вынуждены признать воспалительную природу астмы, о которой Куршман и Лейден говорили еще в позапрошлом веке. Будем надеяться, что, может, еще лет через 100 ученые согласятся с необходимостью применения интенсивных, но безопасных ингаляционных технологий лечения астмы (я имею в виду использование не дозированных аэрозолей и маломощных «небулайзеров» — компрессорных распылителей, — о которых говорится в докладе, а высокопроизводительных ультразвуковых ингаляторов).
Какие же вопросы пришлось решить мне, чтобы разработать эффективную и безопасную технологию лечения астмы? Их достаточно много:
1. Выработать ЕДИНЫЕ ОБЪЕКТИВНЫЕ, ОДНОЗНАЧНО ОПРЕДЕЛЕННЫЕ И НЕ ЗАВИСЯЩИЕ ОТ СУБЪЕКТИВНОГО МНЕНИЯ критерии тяжести болезни на основании функциональных и лабораторных исследований.
2. Выбрать необходимый минимум «стандартных» — базисных — препаратов, воздействующих на основные механизмы обструкции: спазм бронхиальной мускулатуры, воспаление и отек слизистой, обтурацию дыхательных путей слизью.
Последнее наиболее актуально: во всех руководствах по астме (как и в вышеназванном докладе) приводятся схематические рисунки с изображением бронха, закупоренного слизистой пробкой, но никто не разрабатывает рекомендаций по эффективному очищению дыхательных путей от избытка скапливающейся в них слизи. У погибающих от астмы больных в подавляющем большинстве случаев наблюдается генерализованная обтурация бронхов слизью, но никто не разрабатывает рекомендаций, как этого избежать. Кстати, я сам начал разработку собственной технологии лечения именно с этой проблемы: восстановления эффективного бронхиального дренажа и максимально полного очищения дыхательных путей от избытка слизи. Но это тема даже не отдельного разговора, а целой диссертации или монографии. Поэтому перехожу к следующему пункту.
3. Разработать программу прогноза и расчета вероятности риска угрожающих жизни состояний (астматического статуса, внезапной смерти и других осложнений) среди обследуемой популяции астматиков.
4. Определить критерии расчета доз используемых «стандартных» препаратов, продолжительность курсового и поддерживающего лечения в зависимости от тяжести болезни, индивидуальных особенностей субъекта, сезонных и климатических условий. ПРИ ЭТОМ ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ПО ОТРАБОТАННЫМ СХЕМАМ В ТЕЧЕНИЕ ДЛИТЕЛЬНОГО ВРЕМЕНИ ПРЕПАРАТЫ НЕ ДОЛЖНЫ ВЫЗЫВАТЬ НИКАКИХ ПОБОЧНЫХ ДЕЙСТВИЙ!
5. Выбрать необходимый минимум лекарственных препаратов, дополняющих «стандартную» — базовую — терапию.
6. В случае использования ингаляционных технологий отработать режимы проведения ингаляций в зависимости от типа приборов. Возможно использование двух вариантов ингаляционных процедур: в первом пациент вдыхает аэрозоль в течение определенного времени, а во втором — до введения всего объема раствора лекарственного препарата.
Наконец, самое главное — разработать рецептуры ингаляционных смесей, позволяющих очистить бронхиальное дерево от избытка слизи, микробной инфекции, элементов воспаления, и обеспечить эффективную регенерацию поврежденного эпителия. При этом активные компоненты, входящие в состав ингалянта, должны быть полностью совместимы и не разрушаться ультразвуком! А длительная ингаляционная терапия не должна еще и вызывать каких-либо осложнений.
Вот сколько вопросов необходимо проработать, чтобы создать эффективную и безопасную технологию лечения астмы, да еще и гарантирующую результат! Мне потребовалось на это более 10 лет, притом что я имею второе образование инженера-химика. Поэтому вопросы создания эффективных смесей для ингаляций, совместимости фармакологических веществ, входящих в их состав, и безопасности лечения мне удалось решить благодаря знанию медицины и химии.
А проблемы максимально эффективного проникновения, распределения и воздействия на легкие аэрозолей мне удалось разрешить благодаря тому, что я не просто химик, а военный инженер, закончивший Академию химической защиты. Я начал учебу в академии по совету моего Учителя (ныне покойного) Льва Борисовича Мельникова — преподавателя химии в Казанском Суворовском военном училище. Ему я и посвятил эту книгу.
Это все, что я могу опубликовать о своей технологии лечения. Конечно, можно было более детально раскрыть программу проведенных нами исследований по каждому пункту. Но в этом случае многие мои секреты пришлось бы раскрыть. А поскольку именно этого я пытался избежать, я сделал ссылки на некоторые свои публикации с «намеками» и идеями. Тем, кто хотел бы разработать собственную программу восстановительного лечения больных астмой, этого будет достаточно. Ну а тем, кто хочет иметь готовую технологию для эксклюзивного использования с коммерческой или некоммерческой целью, мы предлагаем ее купить. Мы также можем предложить врачам пройти на платной основе обучение, овладеть всеми нашими методами диагностики и лечения астмы и стать в этом вопросе «асом». На этом я заканчиваю свою книгу, и вам осталось прочесть заключение.